ГлавнаяОбщественные приемныеЛицаФото/ВидеоАрхивКонтакты

25 июня 2018

Алексей Яковлев из Дрездена: Миграционный кризис и состояние социал-демократических идей

В Германии живет и учится наш товарищ по партии Алексей Яковлев.

Он аспирант философского факультета Дрезденского Технического Университета, участник государственной программы "Глобальное образование". Алексей любезно согласился написать для нашего сайта вот эту аналитическую статью:

Миграционный кризис и состояние социал-демократических идей

В последнее время российские и мировые СМИ, а также общественность внимательно наблюдают за правительственным кризисом в Германии: конфликтом между канцлером Ангелой Меркель (Христианско-демократический союз) и министром внутренних дел Хорстом Зеехофером (Христианско-социальный союз – католическая партия в Баварии, выступающая в блоке с ХДС на федеральном уровне).

Две стороны не могут прийти к консенсусу в вопросах о нелегальной миграции, отклоненных беженцах и депортации, а также охране границ. На первый взгляд, мы имеем дело с типичным конфликтом глобалистов и антиглобалистов, причем в рамках одного (буржуазно-консервативного) лагеря, однако все здесь не так просто, а сам конфликт (как и весь миграционный кризис, продолжающийся с осени 2015 г.) демонстрирует нам многообразие политической жизни в многопартийной системе.

Разногласия между партиями и невозможность простого решения проблемы. Хотя идеи Х. Зеехофера покажутся многим вполне здравыми в условиях, когда Германия испытывает значительные трудности с интеграцией беженцев в общество, простым перекрытием границ проблема не решается. Сам кризис в Германии вызван не только и не столько политикой одной лишь А. Меркель и ее сторонников внутри ХДС.

К осени 2015 г. Многочисленные беженцы из зон боевых действий скопились в странах Южной Европы, а также в Турции. Лидер последней Реджеп Тайип Эрдоган имеет рычаги давления на Германию в виде диаспоры и международных договоров (хотя возможности для давления в данной ситуации есть у обеих сторон, Германия не менее заинтересована в сохранении максимально продуктивных отношений с Турцией). Миграционный кризис на Балканах, а также в некоторых других транзитных странах и без того усилил бы долговой кризис Евросоюза, а также актуализировал бы вопрос о пограничном контроле между государствами, которые являются членами данной организации и теми, которые в нее не входят. Кроме того, наличие наднациональных органов управления (Европарламент и Еврокомиссия) должно было поспособствовать скорейшей координации усилий, направленных на решение возникающих проблем.

Кроме того, Европа за десятки лет привыкла жить в условиях открытых внутренних границ, быстрое закрытие которых не всегда даже технически реализуемо или безопасно (например, один из автомобильных пограничных пунктов между Германией и Чехией пришлось бы оборудовать на въезде в туннель). Добавим сюда, что у Германии есть успешный опыт приема беженцев в 1990-е гг., когда туда прибыли многие, покинувшие Югославию из-за военных действий. При таком раскладе канцлер объявила о готовности принять беженцев, находившихся на Балканах и профинансировать строительство лагерей в Турции, тогда Ангела Меркель произнесла свои знаменитые слова: "Мы это осилим", ставшие со временем крылатыми. В такой ситуации решение было не стратегическим, а тактическим, внушавшим оптимизм в стратегической перспективе.

Реакция политических течений и партий в разных странах.

В Германии изначально к инициативе положительно отнеслись все парламентские партии (на тот момент их было четыре) от право-консервативного Христианско-социального союза, охраняющего традиционные ценности и идентичность до крайне космополитичной Левой партии. Это решение приветствовали правящие в некоторых других странах социалистические и социал-демократические партии (например, в Швеции и Франции) да и не подвергали критике даже консерваторы давно уже являющейся мультикультурной (хотя и сохранившей языки и доминирование коренных культур) Западной Европы. Среди стран-бывших членов СЭВ это, напротив, не вызвало энтузиазма, они продемонстрировали, что не планируют решать проблему коллективно. Социалисты и социал-демократы там заняты внутриполитической борьбой, поэтому и с их стороны отклика особого не было.

Особенно недружественную позицию заняли страны Вышеградской четверки (Чехия, Словакия, Венгрия, Польша – в последних двух за последние полтора десятка лет вовсе установились националистические буржуазно-консервативные авторитарные режимы). Даже в тех странах, где социал-демократы достаточно сильны (например, в Латвии большим весом обладает социал-демократическая партия "Согласие") предпочли остаться в стороне. Евроскептические и националистические силы в Западной Европе выступили резко против приема беженцев, заявив, что подобные волны мигрантов-носителей иных ценностей и часто не признающих европейский индивидуализм, равноправие мужчины и женщины, часто не признающих за женщинами даже прав на труд и неприкосновенность создают угрозу европейскому образу жизни. Одним из аргументов против того являлось утверждение, что те, кто пытается попасть в более свободные страны, сами стремятся к большей свободе.

В Восточной Германии стало набирать вес антиисламское движение ПЕГИДА, объединяющее и либералов, и консерваторов (ввиду того, что в землях бывшей ГДР преобладают атеисты, либералы там даже доминировали долгое время). Интересно, что среди участников шествий были заметны даже члены Левой партии, как было сказано выше, выступившей за открытость границ.

Дальнейшее развитие кризиса.

Постепенно стало ясно, что конечной целью большинства беженцев является не получение убежища от преследования или боевых действий, а попадание в Западную Европу (желательно, в Германию) с последующим переездом всей семьи туда (заметим, что большинство тех, кто в пути или уже находится на Западе – это молодые мужчины). Рост недовольства, вызванного чрезмерно быстрым притоком новых людей, повысил рейтинг евроскептиков и националистов, часто не представленных в местных парламентах вообще (в Германии давно существует маргинальная неонацистская Национал-демократическая партия, которая выше уровня регионального парламента (Ландтага) никогда не поднималась, а партия евроскептиков и умеренных националистов была зарегистрирована только в 2013г.).

В Австрии (транзитной стране для беженцев) правившая Социал-демократическая партия сначала потеряла в рейтинге, потом ни одна из правивших партий не смогла привести к власти своего президента (Австрия – парламентская республика, президент не обладает существенными полномочиями). Схватка в итоге там развернулась между крайне-левым и крайне правым кандидатами, но в 2016г. Победил еще крайне-левый, а по результатам парламентских выборов образовалась коалиция консерваторов и националистов, резко изменившая миграционную политику, однако не установившая пограничный контроль.

Во Франции на президентских выборах победил гораздо более правый, чем предшествовавший Франсуа Олланд, Эммануэль Макрон, являющийся выходцем из Социалистической партии, однако, ратовавший за усиление спецслужб и борьбу с радикальными идеологиями. В Швеции правящая коалиция во главе с социал-демократами решила вовсе не дожидаться выборов и начать высылать отклоненных просителей убежища домой. Датские социал-демократы также стали допускать возможность пересмотра права на убежище, что стало элементом предвыборной кампании.

В самой Германии вместе с притоком беженцев актуализировалась тема, которая была табуирована десятки лет: антисемитизм. Его носителями оказались именно выходцы с Ближнего Востока. Особое внимание привлекло сожжение флага Израиля около посольства США в декабре 2017г. В таких условия призывы к наведению порядка в миграционных вопросах стали звучать также из уст социал-демократов (например, об этом заявлял бывший министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль), а председатель фракции "Левых" в Бундестаге Сара Вагенкнехт вовсе призвала ограничить прием беженцев. По данному вопросу даже созывался специальных съезд партии в Лейпциге, где, хотя она и осталась в меньшинстве, продемонстрировала однопартийцам наличие сторонников и разных лагерей в партии, защищающей классовый интернационализм и доминирование классовой идентичности над любой другой, временами даже выступавшей с лозунгом: "Мы не народ! Мы класс!"

Сложившаяся ситуация демонстрирует, что внутриполитическая, экономическая, социальная и культурная программы социал-демократов и социалистов вполне сочетаемы с разным взглядом на миграцию (кроме полного изоляционизма) а у самих идей шансов на воплощение больше там, где социал-демократически ориентированная часть политической элиты не теряет связь с народом, не увлекается несвоевременной постановкой транснациональных задач (когда эта постановка, правда, несвоевременная) и решает проблемы внутри страны.

Взгляд на выборы в Мосгордуму на основе зарубежного опыта
НАША РЕПЛИКА. ЗАМЕТКИ С ЗАСЕДАНИЯ МГД НОВОГО СОЗЫВА
Первое заседание Мосгордумы нового созыва
Немецко-русский институт культуры в Дрездене
Киев должен вести диалог с самими донецкими республиками
Программа партии
Руководство
Устав партии
История партии
Контакты
Вступить в партию